+7 (495) 765-3504
+7 (495) 518-5350
info@sadko-online.ru 

20.10.17
Новые правила оформления ДТП

20.10.17
Крупные страховщики демонстрируют более высокие показатели рентабельности

19.10.17
ЦБ отметил снижение доли обращений по поводу страхования

Резолютивное клише в практике Верховного суда РФ

 

Опубликовано: 02.05.17 10:55

Резолютивное клише в практике Верховного суда РФ

С 15 сентября 2015 года вступил в силу Кодекс административного судопроизводства (КАС) Российской Федерации (федеральный закон № 21-фз от 8 марта 2015 г.), статья 215 которого устанавливает специальные требования к содержанию резолютивной части решения суда по административному делу об оспаривании нормативного правового акта.

О значении соблюдения судами таких требований для обеспечения юридической силы принимаемых решений, а также о текущей позиции Верховного суда РФ по этому вопросу мы уже рассказывали.
Однако, затронутые нами ранее аспекты игнорирования судом обязательных предписаний ч.4 ст.215 КАС РФ к составлению резолютивной части судебного решения, во-первых, не были подкреплены материалами Апелляционной коллегии Верховного суда РФ, и, во-вторых, не рассматривались нами на соответствие положениям Конституции РФ.

Теперь, располагая текстом апелляционного определения по делу № АПЛ17-40, можно констатировать глубокое разочарование юридическим качеством аргументов Апелляционной коллегии Верховного суда РФ на доводы апелляционной жалобы об отмене принятого по делу решения ввиду отсутствия в резолютивной части обжалованного решения обязательных положений, предусмотренных п.п.2 и п.п.4 ч.4 ст.215 КАС РФ.
Например, в тексте полученного апелляционного определения приводятся вот такие «аргументы»:

  • "Ссылка административного истца на то, что судом не разрешен вопрос о привлечении к участию в деле ПАО "Сбербанк России", а также не выявлено содержание оспариваемой части нормативного правового акта несостоятельна, поскольку оба эти вопроса судом были разрешены."
  • "Не влечет отмену обжалуемого решения и неуказание в его резолютивной части на необходимость опубликования решения суда или сообщения о его принятии в соответствующем печатном издании, так как это обстоятельство не препятствует направлению Верховным Судом Российской Федерации по вступлении решения суда в законную силу его копии в "Российскую газету" для опубликования сообщения о его принятии для всеобщего сведения."

Но, особенно оригинально выглядит аргумент Апелляционной коллегии Верховного суда РФ о возможности публикации копии решения суда в «Российской газете» при том, что согласно п.2 ч.4 ст.215 КАС РФ такая публикация должна быть в «Вестнике Банка России», поскольку оспоренный нормативный правовой акт ЦБ был опубликован именно в «Вестнике Банка России» !

Скажете, все это - мелкие юридические формальности, законодательные фантазии !?

Даже выборочное ознакомление на официальном сайте Верховного суда РФ с его многочисленными решениями после 15 сентября 2015 года по административным делам об оспаривании нормативных правовых актов, например, Банка России и Правительства РФ свидетельствует: придаваемое правоприменителем истолкование ст.215 КАС РФ - не единично и имеет характер устоявшейся практики, а резолютивные части судебных решений и вовсе походят на «клише».

Таким образом, истолкование ст.215 КАС РФ в версии правоприменителя исключает необходимость соблюдения формальных требований к резолютивной части решения по делу и не влечет его последующей отмены как незаконного ввиду нарушения или неправильного применения норм процессуального права (п.4 ч.2 ст.310, п.3 ст.341 КАС РФ).
Кроме того, такое истолкование приводит к нарушению и публичных интересов в сфере правоприменения, одним из законных способов предотвращения которого как раз и является опубликование решения суда или сообщения о его принятии именно в том официальном печатном издании, в котором ранее был опубликован оспоренный нормативный правовой акт.

При таких обстоятельствах в соответствии со ст.36 федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» есть все основания для рассмотрения Конституционным судом РФ обнаружившейся неопределенности в вопросе о том, соответствует ли Конституции РФ применяемый Верховным судом РФ федеральный закон - ст.215 КАС РФ - с учетом смысла, приданного п.п.2 и п.п.4 ч.4 этой статьи в результате ее истолкования правоприменителем.

Так, согласно постановлению Конституционного суда РФ от 16 июня 1998 г. № 19-П "По делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации":

  • "Основополагающее значение ... имеют положения Конституции Российской Федерации, провозглашающие высшую юридическую силу конституционных норм, непосредственное действие Конституции Российской Федерации (статья 15), в том числе в области прав и свобод, обеспечиваемых правосудием (статья 18), в котором реализуется их судебная защита (статья 46). Из указанных конституционных норм вытекает, что требование о непосредственном применении Конституции Российской Федерации обращено ко всем судам, которые в соответствии с главой 7 Конституции Российской Федерации независимо осуществляют судебную власть в пределах своей компетенции и в формах судопроизводства, установленных данной главой."
  • "... Конституционный Суд Российской Федерации, принимая решение по делу, оценивает также смысл, придаваемый рассматриваемому нормативному акту сложившейся судебной практикой. Таким образом он выражает свое отношение как к позиции законодателя или иного нормотворческого органа, так и к ее пониманию правоприменителем, основываясь при этом на толковании положений Конституции Российской Федерации, в сфере которого, по смыслу ее статьи 125 (части 5 и 6), только Конституционный Суд Российской Федерации выносит официальные решения, имеющие общеобязательное значение."

Как указывается в этом постановлении, конституционными положениями устанавливается такой правовой режим, когда "... законы действуют единообразно на всей территории Российской Федерации..."
Соответственно, Верховный суд РФ просто "не вправе определять какой-либо иной порядок обеспечения непосредственного применения Конституции Российской Федерации при разрешении конкретных дел..."

Важнейшим же элементом единообразия в толковании и применении судами закона при рассмотрении дел о признании недействующими нормативных актов, затрагивающих права, свободы и обязанности граждан, в своем постановлении Конституционный суд РФ определил наличие правил, которые по смыслу ч.3 ст.15 Конституции РФ обеспечивают юридическую силу судебных решений по таким делам, в т.ч. путем их официального опубликования для всеобщего сведения.

Выявленное в 1998 году Конституционным судом РФ юридическое значение режима единообразия в толковании и применении судами закона при рассмотрении дел о признании недействующими нормативных актов, затрагивающих права, свободы и обязанности граждан, нашло свое развитие в 2015 году не только в однозначно толкуемых нормах п.п.2 и п.п.4 ч.4 ст.215 КАС РФ, но также и в корреспондирующих им п.4 ч.2 ст.310 и ч.3 ст.341 КАС РФ об основаниях для отмены или изменения судебных актов.

Таким образом, смысл, приданный правоприменителем в результате неправильного истолкования буквального значения ст.215 КАС РФ при принятии решений, противоречит принципу верховенства Конституции РФ и федеральных законов, которые имеют прямое действие и применяются на всей территории РФ (ч.2 ст.4, ч.1 ст.15 Конституции РФ).
Следовательно, только применение ст.215 КАС РФ в ее буквальном истолковании и в единой системе с нормами п.4 ч.2 ст.310 и п.3 ст.341 КАС РФ не противоречит Конституции РФ, не влечет нарушение конституционных прав и свобод граждан в правоприменительной практике и не является основанием для отмены принятых решений.

Иными словами, уже пора изменить ч.4 ст.215 КАС РФ или судебную практику по ее применению !

Aut non tentaris, aut perfice

 

Версия для печати

  

Предыдущая новость  | Назад | Следующая новость